Golden Mask Logo

Экскурсия

Пермское театральное чудо

Пермский театр оперы и балета в последние годы называют символом «новой волны» в театральной жизни России — с 2011 года его постановки 13 раз побеждали в национальной театральной премии «Золотая маска». Постановщик пермской «Травиаты», американский режиссер-авангардист Роберт Уилсон даже сказал, что готов считать Нью-Йорк провинцией, если там не знают Пермский театр. У Перми богатые музыкальные традиции, а успехи театра последних лет стали возможны благодаря работе дирижера-экспериментатора Теодора Курентзиса, возглавившего труппу в 2011 году.

ТРАДИЦИИ

Свою историю Пермский театр оперы и балета ведет с 1870 года, хотя известно, что оперные представления давали в городе и раньше. Первые постановки прошли в деревянном здании, однако уже скоро выяснилось, что тесный зал не вмещает всех желающих, и в 1874 году в Перми начинается строительство большого каменного театра. Считается, что на такое решение повлияли представители технической интеллигенции из обеих столиц, приехавшие на строительство первой на Урале железной дороги — через Нижний Тагил на Екатеринбург. Как бы то ни было, первое представление в новом здании совпало по времени с пуском первого паровоза по Горнозаводской магистрали. Примечательно, что железная дорога на первых порах «не пошла», принося огромные убытки. Театр же напротив, снискал большую популярность, навсегда став главным культурным учреждением города.

Традиции крепостных театров в Перми не существовало, а приобщение горожан к сценическому искусству произошло после либеральных реформ Александра II. В то время в России был бум общественных инициатив — деньги на строительство театра собирали всем городом. Значительную сумму пожертвовал Павел Дмитриевич Дягилев — дед великого импресарио. В юности в театре бывал и сам Сергей Дягилев. В память о знаменитом земляке в Перми ежегодно проходит Международный Дягилевский фестиваль.

Сто лет назад Пермский театр оказался в центре революционных событий — в декабре 1917 года в его зале прошел Первый губернский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Следующий съезд прошел уже в Екатеринбурге, куда «переехала» столица Урала. В такой же революционной спешке столица России была перенесена из Петербурга в Москву.

До Великой Отечественной войны Пермь была известна, прежде всего, своими оперными традициями. Становление пермского балета началось после эвакуации сюда из блокадного Ленинграда Мариинского театра, (тогда театр им. С.М. Кирова) и его балетной школы. Ленинградские артисты не только давали представления на пермской сцене, но и вели педагогическую работу. Основательницей и первым художественным руководителем Пермского хореографического училища стала бывшая прима Мариинки Екатерина Гейденрейх, которая оказалась в Прикамье в результате репрессий. Сегодня пермская балетная школа считается третьей в России — после Москвы и Петербурга. А на сцене Пермского театра каждый год с успехом проходит Всероссийский конкурс артистов балета «Арабеск».

После войны формируются характерные принципы репертуарной политики Пермского театра. Репертуар, в основном, стал обновляться за счет редко идущих на сцене, недооцененных произведений. Позже началась работа с музыкой современных композиторов. Еще одна отличительная черта Пермского театра оперы и балета — внимание к творческому наследию Петра Ильича Чайковского. Композитор родился в Воткинске — на 250 км ниже по течению Камы. В Перми он бывал лишь проездом в очень юном возрасте. Тем не менее, Пермский театр — единственный в России, где в разное время шли все сценические произведения Чайковского (десять опер и три балета). В 1964 году учреждению культуры официально присвоено имя композитора.

МЕСТО

Пермский театр оперы и балета находится в глубине Театрального сквера, ограниченного улицами Ленина, Сибирская, Советская и 25-го Октября. По периметру сквер окружен, в основном, строениями второй половины XIX века — современниками исторического здания театра. Это последняя зеленая зона в центре Перми, не занятая детскими аттракционами и торговыми палатками. Летом сквер заполняют читающие газеты пенсионеры и уличные музыканты. А площадь перед театром, где проходят мировые премьеры постановок Питера Сэлларса и Роберта Уилсона, облюбовали собаководы со своими питомцами и дети, играющие в футбол.

Историческое здание театра не сохранилось, оно было кардинально перестроено в 1957-1959 годах. Старый городской театр, созданный в духе архитектурной эклектики, оказался в саркофаге нового здания в стиле советского ампира. Театр увеличился слева, справа и сзади, где были пристроены, в основном, технические помещения. Передний фасад выдвинулся вперед лишь портиком. При этом толстые кирпичные стены 19-го века по-прежнему формируют внутреннее пространство здания. В частности, задняя внешняя стена старого театра сейчас ограничивает пространство сцены. Зрительный зал также был полностью перестроен, однако количество мест увеличилось незначительно — с 900 до 1020.

Из-за специфики проекта значительно увеличить глубину сцены в пятидесятые годы не удалось. На сегодняшний день сцена Пермского театра оперы и балета — самая маленькая среди музыкальных театров России, что особенно сказывается во время приема гастролирующих балетных коллективов. Кроме того, небольшая площадь карманов сцены и арьерсцены создает проблемы при монтаже декораций.

Разговоры о необходимости реконструкции здания театра, а также строительстве второй сцены идут уже не одно десятилетие. Проект, выполненный архитектурным бюро Дэвида Чипперфильда, в 2010 году победил на международном конкурсе, но до его реализации дело так и не дошло. Возведение второй сцены по эскизам ведущих мировых архитекторов художественный руководитель театра Теодор Курентзис называет условием для продолжения своей работы в Перми.

СОВРЕМЕННОСТЬ

Содержание главного городского, а затем областного и краевого театра всегда было обременительным для местного бюджета. Театр оперы и балета мог развиваться лишь при наличии политической воли пермских руководителей и амбиций региона. Современная история театра началась в период так называемой «Пермской культурной революции», когда известный галерист и политтехнолог Марат Гельман превращал Пермь в «культурную столицу Европы». В 2010 году тогдашний губернатор Прикамья Олег Чиркунов предложил музыкальному руководителю и главному дирижеру Новосибирского театра оперы и балета Теодору Курентзису переехать для работы в Пермь. Маэстро была обещана свобода творчества, всесторонняя поддержка и он согласился.

В Пермь из Новосибирска Теодор Курентзис перевез свой оркестр MusicAeterna — один из самых востребованных коллективов в области аутентичного исполнительства, также успешно работающий с музыкальным материалом 20-го века. В Перми состав оркестра расширился, появился хор MusicAeterna. Каждого музыканта для своих проектов Курентзис тщательно отбирает из числа молодых талантов России и Европы.

Вместе с тем изменился и принцип создания спектаклей. В Пермском театре был создан специальный продюсерский отдел. По европейскому образцу процесс постановки спектакля от первоначальной идеи до премьеры сопровождает продюсер. Он является связующим звеном между всеми службами, занятыми в проекте.

Результаты не заставили себя ждать. Уже в 2013 году Пермский театр оперы и балета получил семнадцать номинаций на «Золотой маске», а в результате — четыре премии. Театральной сенсацией стала премьера оперы «Королева индейцев» в постановке Питера Селларса — совместный проект Пермского театра оперы и балета с мадридским Королевским театром и Английской национальной оперой. Спектакль стал лауреатом премии Casta Diva за 2013 год в номинации «Событие года».

Особое место в «пермском периоде» творчества Теодора Курентзиса заняла музыка Моцарта. В рамках проекта «Трилогия Моцарта — Да Понте в Перми» один за другим на сцене театра были поставлены все три великих совместных творения композитора и либреттиста —  «Так поступают все женщины», «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан». Масштабный проект заставил музыкальную общественность заговорить о новом культурном явлении под названием «пермский Моцарт».

С Теодором Курентзисом охотно сотрудничают ведущие театры и лучшие режиссеры мира. Громким событием 2016 года стала премьера оперы «Травиата» в постановке одного из крупнейших представителей современного театрального авангарда Роберта Уилсона. Будучи сторонником формального театра, Уилсон полностью освободил оперу от присущих ей сценических штампов, заставив зрителя по-новому взглянуть на классическую историю. А Теодор Курентзис переосмыслил музыкальный материал, музыка Верди в исполнении его оркестра обрела невероятную «прозрачность» и чувственную достоверность. Спектакль, созданный в сотрудничестве с театрами Линца, Люксембурга и датской компанией Unlimited Performing Arts, был представлен в июне на Дягилевском фестивале и имел оглушительный успех.

В этом году пермская «Травиата» претендует на победу сразу в семи номинациях «Золотой маски»: «Опера/Спектакль», «Работа дирижёра» (Теодор Курентзис), «Работа режиссера» (Роберт Уилсон), «Работа художника в музыкальном театре» (Роберт Уилсон), «Женская роль» (Надежда Павлова) «Работа художника по костюмам в музыкальном театре» (YASHI) и «Работа художника по свету в музыкальном театре» (Роберт Уилсон). Конкурсный показ «Травиаты» прошел в Перми 4 февраля. Привезти оперу в столицу было невозможно в силу специфики постановки Роберта Уилсона — световое оформление спектакля, проработанное до мелочей, создано с учетом особенностей зала и сцены Пермского театра.

Помимо жюри «Золотой маски» на показ «Травиаты» в Пермь приехали ценители театрального искусства из Москвы, Петербурга и других городов. Так получилось, что на этот раз именно оперой Уилсона и Курентзиса открылся главный театральный конкурс России. И в этом есть важный положительный момент. Ведь объектом интереса гостей стал не только конкретный спектакль, но и сам Пермский театр оперы и балета, который бесспорно достоин этого внимания.